Форма входа

Где черпали мужество на войне женщины?

Война…По словам Л.Н.Толстого, «противное человеческому разуму событие…» Она несет горе и страдания, разрушения и смерть…О войне писали наши классики: М.Лермонтов и Л.Толстой, М.Шолохов и И.Бабель, В.Астафьев и К.Воробьев…Как же много вопросов задает она, война, не только писателям и публицистам, но и всему человечеству! Один из них,  где черпали мужество на войне женщины?

 

Когда в жизнь мужчины врывается «ужасное, кровяное, как закат», слово «война» - это страшно. Неизмеримо страшнее, если оно вторгается в жизнь женщины. О судьбе одной из них повествует писатель Даниил Гранин в повести «Клавдия Вилор».

Необычность героини вижу во всем: в имени, в профессии, поведении в  бою и в плену. Начну с имени «Вилор», которое означало «Владимир Ильич Ленин - Организатор Революции». Это имя Клавдия придумала сама. Ей очень нравилось носить звучную революционную фамилию, да и дети будут гордиться!

Столь же необычно дело, которое исполняет Клавдия Денисовна в годы войны. Вилор –«женщина-политрук пехотной роты», смелая и сильная, гордая и независимая. Она не использовала никаких офицерских привилегий: вместе с друзьями – однополчанами Клавдия « делала все то, что делали солдаты и командиры рот и взводов на всех фронтах». Никто не стремился облегчить ее жизнь, да и Вилор не приняла бы никаких поблажек. Она была как бы совестью солдат: «под взглядом этой женщины они изо всех сил изображали бравых гусар». А где черпала силы она сама? В вере в свою страну, вере в победу!

 Сложна судьба Клавдии Денисовны и ее курсантов: раненная в обе ноги, попав в плен, она проходит страшные испытания, доказывает, что имеет право называться политруком и носить такую дорогую для нее фамилию. Каждый день на войне и в плену  Вилор помнит о своем долге: «она была политрук, а вокруг нее были люди, были бойцы, пусть военнопленные, но все равно бойцы. Командир – тот без своей части перестает быть командиром, а политрук всегда остается политруком». Звание политрука давало силы, словно звало на борьбу. Окружавшие ее люди порой не понимали, зачем эта ковыляющая на простреленных ногах женщина, словно кликуша, дразня немцев и полицаев, выкрикивает: «А Сталинград-то держится!» Ни удары, ни побои не смогли испугать Вилор, потому что стоящий насмерть Сталинград был ей опорой: в героизме защитников этого города она черпала свое мужество.

Могу сделать вывод: страшна и велика судьба Клавдии Денисовны Вилор. Не какой- то один поступок, а вся судьба ее – дорога на Голгофу. Не зря Даниил Гранин говорит об этом: «Подвиг ее растянулся на месяцы, это был скорее не подвиг, а подвижничество», на которое ее толкнули совесть комиссара и стойкость русской женщины.

Даша (409 слов)

 

Поделись с другом в социальной сети

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Wednesday the 12th. Все права защищены
Условия перепечатки материалов сайта | По вопросам сотрудничества и размещения рекламы: [email protected]